(no subject)

Wednesday, 26 October 2016 14:43
katherine_kinn: (Default)
Отличная статья - или, скорее, лекция о Льюисе. Весьма рекомендую.

http://www.pravmir.ru/neizvestnyiy-lyuis-1/

via [livejournal.com profile] anariel_rowen
katherine_kinn: (Default)
Елена Клещенко, "Я ничего не могу сделать". " После финала "Обитаемого острова" прошло пять лет (около 2162 года по хронологии Мира Полдня). Проект "Саракш" продолжается. Выпускник школы прогрессоров по окончании дипломной работы должен отправиться в Хонти. "
От автора фанфика "Северус Снейп и Отвратное Зелье", повести "Птица над городом" и романа "Наследники Фауста"

Рекомендую. Вот это - вторичный текст. Литературный. Учитесь, фанфикописцы.

katherine_kinn: (Default)
http://narod.ru/disk/45639596001/fanfik.mp3.html - аудиозапись моего доклада на ЛоГГконе "Фанфик как явление" и часть дискуссии.

katherine_kinn: (elenhild)
Там, впереди, дорога, что вьется между зеленых холмов.
Там сторона другая,
и тишина звенит не от проводов.
Там от края до края
в высокой своей синеве
ястреб молчания
чертит круги - и сияет.
Семь рыцарей-фэйри ищут камень Грааля
средь пустошей и руин забытых пустых городов,
а время течет и течет, и дорога среди холмов
бежит и бежит, все вперед и вперед,
и тоже - от края до края.
Ночь подступает к глазам, и на вершину Стены
выходит Ночной Дозор и стражу несет,
глаз не смыкая,
пока Звезда не взойдет.
Драконы взлетают в огне,
и небесная твердь полыхает
заревом дальней войны,
и арфа поет
в Долгую Ночь, не умолкая, -
о ястребе в небе, Звезде и дороге в холмы.

(с) [livejournal.com profile] starsword

katherine_kinn: (elenhild)
В прошлый раз я говОрила о вторичных произведениях и их примерах. Да-да, дорогие читатели, куда ни ткнись во всемирной библиотеке - везде она, вторичность, заимствования, переклички, ссылки, аллюзии, цитаты, переписывания и пересказы. Литература - это не отдельные вехи великих произведений, это густой лес, в котором на гумусе всякой словесной шелухи произрастает подлесок, лес и могучие деревья классики. Но нам ни лес, ни подлесок, ни гумус не известны, поэтому и кажется, что раньше была только оригинальная классика.

Книга - это история, которую автор рассказывает читателю. Если она входит в читателя, становится частью его собственного опыта - это хорошая книга.
Но как может читатель усвоить этот опыт, сделать его своим? Через рефлексию. Через анализ. Через подстановку себя на место героев. "Сотня способов и пять есть, чтоб песни сочинять, и любой из них по-своему хорош". Читатель вступает в диалог с автором - но более того, он вступает во взаимоотношения с персонажами, миром книги, ее контекстом. Иные персонажи для читателей более реальны, чем соседи по подъезду, соученики или сослуживцы. Невозможно жить с книгой наедине, и читатели общаются друг с другом, обмениваясь своим соотношением с книгой. Спорят о том, какой дурак Айвенго, что не заметил Ревекки - или какая дура Ревекка, что так жестоко отвергла сложную и тонкую натуру Бриана де Буагильбера. Манипулятор ли Гэндальф и ну не дурак ли Саурон, почему умница Джейн Эйр влюбилась в позера и демонстранта Рочестера, почему Наташа Ростова такая дура, этична ли месть Монте-Кристо, аморален ли д'Артаньян и прочее, прочее, прочее...

Так вот, все эти фанфики, текстики, тусовочные рассказики - это такой способ рефлексии. Читатель не может не рефлексировать над прочитанным, а соотносить прочитанное с собой он может и вот таким способом - встраивая себя в прочитанное. Но это всего лишь способ самовыражения, коммуникации, осмысления.
Но если автор вкладывает в текст больше, чем просто свое видение, свои грезы и свои фантазии, делает текст металогичным - то есть таким, в котором эльфы не просто эльфы. а события не просто события, в котором повествование больше себя самого - тогда это уже литература. Но это надо уметь писать.
Вот возьмите хотя бы Лорин цикл о Финроде - и сразу увидите. как из остальных выделяется "Белый". Он не просто о Финроде, эльфах и людях - он о судьбе, любви и прощении. Он больше себя. А остальное - просто фанфики.

Так что такое фанфик, почему не всякий вторичный текст - фанфик, но всякий фанфик - вторичный текст?
Фанфик - это рефлексия над первоисточником. Непосредственное отражение эмоций читателя, его дэйдриминг. Чем больше в нем непосредственности, голой эмоции, необработанной, неосмысленной рефлексии - там менее он художествен.
Фанфик для фэна - реплика в разговоре. Способ поделиться эмоциями, дэйдримингом через посредство текста. Не напрямую излагая, а придавая художественную форму. Фанфик всегда о себе, о своем представлении, о своих эмоциях.
Вторичный текст становится литературой, только когда выполнено необходимое условие - его целью должно быть рассказать о чем-то ЧЕРЕЗ этот мир, этих персонажей и т.д. Рассказ О мире и персонажах - фанфик.
Вот взять, скажем, нашумевшую недавно "Тэнгву мальта"авторства [livejournal.com profile] sky_swallow. Почему части читателей она пришлась так по душе, а у другой части вызвала поток критики? Потому что как литературный текст это пустышка - ни композиции, ни сюжета, ни характеров, ни образов. А вот как фанфик - это чистейший дэйдриминг, ничем не скрытый, очень откровенный. Почему, собственно, и возмущались некоторые критики. Чистый поток фрейдовской сублимации, на грани эротики. Это текст о том, как Скай видит эльфийских князей и лордов, и о том, как она к ним относится. Другой идеи в тексте нет, и поэтому же невозможен в нем ни сюжет, ни развитие характеров, ни динамика. Только череда картин-дэйдримов, рассуждения об отношениях, чувствах и прочем. Персонажей нет, даже образ автора, первого лица в повествовании, не раскрыт.
Или фанфики [livejournal.com profile] julia_monday. Отсавим св стороне технику письма, все эти композиции и динамики. Главная их беда в том, что цель их - поведать о представлениях Юлии об Арде. Персонажи - только имена, образы не складываются. Потому что они нужны только для того, чтобы автор мог поведать читателю, что он думает о возможности насилия в Арде (например). В результате получается "Крутой путь", который не спасает ни "острая" тема женщин в плену у орков, ни аллюзия на мемуары Е.Гинзбург. Кто из читавших этот текст вспомнит, как звали его героинь? А как звали главного орка-насмотрщика? Добры ли героини, умны ли, сострадательны? Они никакие.

Фанфик - это способ коммуникации. То, что люди стесняются сказать прямо, или не имеют средств для того, чтобы это сказать, можно выразить через фанфик. Когда сообщество фэнов, тот самый фэндом, уже сложилось, фанфик перестает быть способом рефлексии и становится средством коммуникации, причем связь его с оригиналом делается все более несущественной. Всяк может в этом убедиться, посмотрев на конкурсы, которые называются фестами. Фест - это написание фанфиков на заданные темы. На первый план выходит удовлетворение желаний заказчика, а оригинал - просто сырье для этого. Неудивительно, что приемы написания фанфиков стандартизуются.
Фанфик должен приносить автору приятные эмоции, приятный фидбэк. Поэтому абсолютно все фанфикописные сообщества кранйе враждебны к любой критике.
О разнообразии мотивов для писания фанфиков мы еще поговорим.

Человек, который пишет фанфики, более популярен в фэндоме, чем тот, который не пишет.
Фанфик - это способ получить статус в среде фэнов. Недавно пролетевшая тут у меня дискуссия о фэндоме "Легенды о героях Галактики" - исчерпывающая иллюстрация к этому тезису.

Продолжение следует.

Предыдущие серии:
http://katherine-kinn.livejournal.com/356718.html
http://katherine-kinn.livejournal.com/359043.html

katherine_kinn: (Default)
Часть первая, "О фанфиках" - http://katherine-kinn.livejournal.com/356718.html

Итак, начать надо с того, что литература (и искусство вообще) состоят из заимствований почти полностью. Заимствования бывают в диапазоне от героев, сюжетов и системы образов до аллюзий, намеков, перекличек, парафраз и пародий. В музыку и изобразительное искусство я углубляться не буду, а то ведь в какую галерею ни пойди, там в залах по классицизму одни заимствования - все сюжеты из классической литературы, все эти Александры с Приамами, Венеры, амуры, Персеи и Данаи, Горации и Куриации, и многие повторяются!

"ЗАИМСТВОВАНИЯ в лит-ре — частный случай лит-ого влияния, выражающийся в том, что один писатель включает в свое произведение элементы чужого произведения (тематику, стилистические особенности, композиционные приемы).
(....)
Литературовед, ставящий себе целью каузальное изучение З., главное внимание свое должен уделить факту переработки заимствованного материала, его утилизации. Сам факт З. отнюдь еще не свидетельствует ни о психологической близости субъекта З. к его объекту, ни о творческой его немощи. К З. прибегали величайшие мастера разнообразнейших классовых формаций; что же касается близости, то заимствованные подробности очень часто получали диаметрально противоположную направленность. (...)"
- говорит нам литературная энциклопедия.

Какую литературу ни копни, а там начиная с эпоса одно и то же. Ведь сам процесс циклизации эпоса что такое? Это когда истории нескольких героев увязываются в одно повествовательное полотно - как, например, "Илиада" и поэмы кикликов, которые, собственно, и излагают систематически биографии греоев "Илиады", ход войны послевоенную судьбу участников.
Или "Сага о Вельсунгах" - там объединены: а) история Вельса и валькирии, 2) история Сигмунда (который в исходном варианте был драконоборцем), 3) история Хельги Убийцы Хундинга, 4) история Сигурда, драконоборца.
При этом история Хельги явно вставная - ни Хельги, ни его брат Хамонд никакой роли в эпосе не играют, а перерождения Хельги и Сигрун (которая сама - возрожденная валькирия Свава) и явление мертвого Хельги Сигрун на кургане выпадают из вельсунговских мотивов и сюжетов. Это явно более поздняя и совсем другая история, которую, тем не менее, почмеу-то притянули к "драконоборческому" циклу о Вельсунгах. Сама смерть Хельги по "Второй песни о Хельги Убийце Хундинга" - типичная для другого круга саг месть брата мужу сестры, который в свое время убил ее отца в ходе сватовства.
Сигурд вообще герой бургундский, исторический, который, видимо, принял на себя часть функций Сигмунда (драконоборчество, восстановление волшебного меча), и стал сыном героя Сигмунда.
У сказителей бурно фонтанировал собственный творческий источник, и им очень хотелось объединить любимых героев.
Герои одной эпической песни поминались в другой (как, например, Сигмунд-драконоборец в "Беовульфе"), о них сочинялись продолжения и альтернативные варианты.
Когда литература стала авторской, заимствование расцвело еще пышнее. Это ведь только в новое время цениться стала оригинальность, а до того ценилась традиционность, ссылки на старые, признанные произведения.
Когда Вергилий писал "Энеиду", а Еврипид - "Троянок", когда Шекспир сочинял "Гамлета" и "Ромео и Джульетту", когда Гете писал "Фауста", а Навои - поэму "Фархад и Ширин", все они занимались примерно тем же, что и нынешние апокрифисты и фанфикописцы - они сочиняли вторичные тексты.

О фанфиках

Wednesday, 29 June 2011 09:09
katherine_kinn: (Default)
Слово это залетело к нам из англоязычного интернета уже в самом конце 90-х. До того толкинисты, например, свои писания на толкиновские темы именовали апокрифами. И слово "фэндом" прилагалось к сообществу любителей фантастики, а толкинисты были просто толкинисты, никакой не фэндом.
Точный перевод слова "фэндом" - "фэнство", "сообщество поклонников". Однако на наших интернет-просторах оно приобрело другое значение - сообщество людей, пишущих и читающих фанфики по книге/фильму/сериалу. "Мой фэндом - "Блич". - "А я ушла из поттерофэндома, больше не пишу гарридрак, я теперь пишу по СПН".
Фанфик - это fanfiction, творчество фэнов по мотивам чего-либо. Чем фанфик отличается от вторичного текста вообще? В чем, проще говоря, отличие между парой "Илиада"-"Энеида" и книжками о Гарри Поттере и фанфиками о нем же?
С точки зрения типологии текстов различий нет. То же самое использование места и времени действия, антуража, персонажей, те же самые приемы использования заимствованного.
Разница в том, что фанфик - явление не литературное, а социально-культурное. В фанфике главное не источник и не соотношение вторичного текста с оригиналом, а то, какую функцию этот текст исполняет. Функций таковых две: коммуникативная и когнитивная. То есть фанфик - это форма размышлений фанфикописца над оригиналом и способ коммуникации с другими поклонниками того же самого оригинала. Доказательство этому я вижу в существовании так называемых "ориджиналов" - то есть оригинальных, написанных без явных заимствований текстов, которые, тем не менее, считаются внутрифэндомными (при этом литература воспринимается как нечто внешнее по отношению к фанфикам и ориджиналам). Вторичность и оригинальность текста - это критерии литературные, а вот принадлежность текста к группе текстов определенного круга людей - явление социокультурное.
Понятно, почему для фанфиков как вида текстов существует классификация, в каждом фэндоме дополненная своими условными обозначениями по именам героев, по шаблонным сюжетным ходам, - это коммуникационный код для отбора "своих" текстов. Например: "Снейджер, Гермиона за лето сильно изменилась".
Коммуникация посредством фанфиков может быть свободной - человек пишет фанфик, публикует его в сети, получает на него отзывы. А может быть формализованной - в виде турнира или феста, когда от фанфикописцев требуется написать текст на заданную тему с заданными персонажами, в определенном объеме и с использованием определенных приемов.
Очень хорошо функциональность фанфиков видна в толкиновском фэндоме, где наслоились две традиции вторичного творчества. То, что толкинисты со стажем увлечения более 10 лет (то есть пришедшие по конец 90-х включительно) именуют апокрифами, разительно отличается от того, что называется фанфиками. Достаточно зайти хотя бы в Библиотеку Тол-Эрессэа или в Каминный Зал Арды-на-Куличках, чтобы в этом убедиться. Для сравнения можно глянуть в пресловутый толкиновский драббл-фест. О тонкостях этой разницы мы еще поговорим. Свидетельство же ее существования - стихи. "Апокрифическая" традиция толкинистов порождала и порождает стихи на толкиновские темы, "фанфиковая" - только прозаические тексты.
К "апокрифической" традиции примыкает тусовочная повесть - главное отличие ее от собственно апокрифа в том, что это а) не вторичный текст, б) ее темой является не мир Толкина, а мир тусовки толкинистов и ролевиков. Функция тусовочной повести - рефлексия фэнов, то есть портрет и зеркало тусовки. В "фанфиковой" традиции, не только толкинистской, я подобного жанра не знаю. Фэндомы рефлексируют себя другим способом - точнее, как сообщества, как группы людей, они этого вообще не делают. Например, сколько я ни искала по гаррипоттеровским сайтам и сообществам, но ничего, что было бы похоже на повести о жизни тусовки, я не нашла.

Продолжение о двух функциях фанфика и значении вторичных текстов, надеюсь, последует.
katherine_kinn: (elenhild)
Лет десять назад я вслух удивлялась, почему, ну почему вдруг среди толкинистов перестали появляться хорошие стихи, апокрифы, песни - и, соответственно, поэты, авторы и исполнители.
На тему стихов меня утешило знакомство с [livejournal.com profile] kemenkiri и [livejournal.com profile] hannahlit. С песнями по-прежнему облом - в новом веке заметных именно "средиземских" исполнителей не появилось. А эра апокрифов, видимо, завершилась романом "По ту сторону рассвета" и небольшими текстами той же [livejournal.com profile] kemenkiri.
Я регулярно просеиваю ЖЖ и дайрики в поисках хоть чего-то. И с ужасом понимаю, что нет, уровень упал катастрофически, чувство языка, стиль, сюжет, образность - все это отсутствует.

Вот на дайри объявили что-то типа турнира, пишут по заявкам миниатюры по Толкину: http://www.diary.ru/~drabbl-fest/. И знаете что? Самые лучшие там едва-едва дотягивают до нижней границы того, что мы рассматривали в Каминном Зале АнК. Ни единого прорыва, с которым стоило бы работать. Скучные, однообразные тексты. Еще и слэш в количествах.

И где снега былых времен?